Липидомарин

Психические и неврологические расстройства, включающие различные виды стресса, распространены во всем мире. Они затрагивают каждое сообщество и каждую возрастную группу в странах с разным уровнем благосостояния. На эти расстройства приходится 14% глобального бремени болезней (Программа психического здоровья Всемирной организации здравоохранения).

Постоянный психический и психоэмоциональный стресс, нарушение режима труда, отдыха и питания часто приводят к нарушению механизмов адаптации и развитию заболеваний. Неспособность справиться со стрессом, вызванным работой, эмпирически связано с рядом негативных состояний, таких как желудочно-кишечная дисфункция, проблемы опорно-двигательного аппарата, а также сердечно-сосудистые заболевания (Van der Doef & Maes, 1998).

Было доказано, что нахождение в состоянии ОИС в течение 6 часов приводило к снижению уровней глутатиона, супероксиддисмутазы, глутатион-S-трансферазы и каталазы в головном мозге, что сопровождается увеличением уровня веществ, реагирующих с тиобарбитуровой кислотой (Zaidi et al., 2014). ОИС в течение 18 ч у крыс приводил к отчетливо видимому повреждению нейронов  в коре больших полушарий и области CA1

гиппокампа (Gulyaev et al., 2017).

Исследования влияния, которое оказывают хронический иммобилизационный стресс и холодовой иммобилизационный стресс, выявили потерю нейронов, цитоплазматические и ядерные изменения в областях гиппокампа CA3 и СА1 (Dolzhikov et al., 2015; Jayakumar et al., 2017). Наблюдаемые морфометрические изменения, вероятно, отражают снижение функциональной активности нейронов гиппокампа при хроническом иммобилизационном стрессе.

1-O-алкилглицериновые эфиры — это соединения, образованные жирными спиртами и глицерином. В среднем, алкильный радикал состоит из 12-24 атомов углерода (обычно 14-18) и 1-2 ненасыщенных связей или более. Структура алкилглицеринового эфира присутствует в различных классах липидов: (1) нейтральные липиды алкилдиацилглицерины (АГ) и (2) полярные липиды в формах плазмалогенов. Разные АГ отличаются строением алкильного радикала. Препараты АГ могут вызвать соответствующую реакцию организма; эти соединения усиливают защитные функции организма, включая кроветворную, иммуностимулирующую и антиоксидантную активность (Iannitti & Palmieri, 2010; Deniau et al., 2010; Vadala et al, 2017). В настоящее время большое внимание уделяется плазмалогенным формам фосфолипидов, выступающим регуляторами нормальной деятельности нервной ткани и мозга в целом и предотвращающим развитие деменции, включая болезнь Альцгеймера (Wood, 2013; Dean & Lodhi, 2018); они влияют на структуру липидных рафтов и проводимость нейронов и, в частности, действуют как потенциальные антиоксиданты в биологических мембранах и жидкостях, снижая оксидативный стресс в легких (Wynalda & Murphy, 2010; Broniec et al., 2011; Honsho & Fujiki, 2017). В недавнем исследовании Дин и Лоди (2018) предположили, что антиоксидантная способность плазмалогенов зависит от ситуации. Если учесть, что синтез алкилглицеринов в пероксисомах с возрастом снижается, потребление этих веществ с пищей становится обязательным (Blank et al., 1992; Wood et al., 2011; Chen & Liu, 2013). Значительные количества липидов с простой эфирной связью были обнаружены в морских гидробионтах, к которым относятся хрящевые рыбы (акулы, скаты, химеры) (Bakes & Nichols, 1995; Magnusson & Haraldsson, 2011), моллюски (Hayashi & Kishimura, 2002), морские звезды (Hayashi & Kishimura, 1997), зоопланктон (Phleger et al., 1997) и другие формы морских организмов, что может быть полезно для создания медицинских препаратов с широким спектром компенсаторного действия.

Целью данного исследования являлась проверка адаптогенных свойств АГ.

Были проверены две гипотезы: влияют ли АГ на состояние крыс и как это выражается, а также влияют ли АГ на адаптацию животных к ОИС.

Сокращения

АГ — алкилглицерины; ОИС — острый иммобилизационный стресс; ВЭЖХ — высокоэффективная жидкостная хроматография; ТМС — триметилсилил; ГХ-МС — газовая хроматография с масс-спектрометрией; ЭМ — эритроцитарная масса; МТ — масса тела.


  1. Материалы и методы

    1. Материалы

Химические реактивы, использованные в данной работе, имели квалификацию «чистый для анализа» (Sigma–Aldrich, США). Использованные растворители — квалификации «для ВЭЖХ» и поставлялись также Sigma–Aldrich (США). Тиопентал натрия был закуплен в компании Sandoz (Австрия).

Кальмар Berryteuthis magister был выловлен в Беринговом море в сентябре 2017 г.

После переработки кальмара отделенную печень (гепатопанкреас) хранили в течение 3 месяцев при –18 ° C.

  1. Животные

Исследование проводилось на 60 самцах крыс линии Wistar, содержащихся в виварии на стандартной диете со свободным доступом к пище и воде. Все процедуры были одобрены Комитетом по этике работы с животными Дальневосточного отделения Национального научного центра морской биологии Российской академии наук в соответствии с рекомендациями Лаборатории по охране животных.

  1. Подготовка

    1. Подготовка АГ

После экстракции общих липидов из печени кальмара и их гидролиза, АГ осаждали из омыленных липидов путем двукратной кристаллизации в ацетоне при разных температурах (Ermolenko et al., 2015)

  1. Определение состава АГ

Состав АГ в виде триметилсилильных производных (ТМС-АГ) определяли с помощью газовой хроматографии (ГХ) и газовой хроматографии с масс-спектрометрией (ГХ-МС).

ТМС-АГ получали добавлением 50 мкл N,O-бис(триметилсилил)трифторацетамида (БСТФА) к 5 мг АГ, после чего смесь нагревали до 80°C в течение 1 часа. После добавления 200 мкл гексана, 1 мкл каждой силилированной фракции вводили в систему ГХ. Состав ТМС-АГ определяли методом ГХ, используя хроматограф «Shimadzu GC-2010 plus» с пламенно-ионизационным детектором (Япония) и капиллярной колонкой Supelco SLB™-5ms

30 м×0,25 мм. (США). Разделение компонентов смеси проводилось при определенных условиях: (1) начальная температура 200°C; (2) скорость нагрева 2°C/мин до 260°C; и (3)

температура поддерживалась в течение 35 мин. Температуры инжектора и детектора составляли 270 и 260°C, соответственно. АГ были обнаружены путем сравнения с доступными известными стандартами. ГХ-МС использовали для идентификации структур ТМС-АГ. Спектр электронных ударов регистрировали на приборе «Shimadzu TQ-8040» (Япония) с колонкой Supelco SLB™-5ms (США) при 70 эВ и при тех же температурных условиях, что и при ГХ. Химиловый спирт (Рисунок 1-A) - преобладающий компонент АГ, а содержание батилового спирта (Рисунок 1-B) составило 3,5% (Таблица 1).

Полученный препарат АГ представлял собой белый рыхлый порошок без запаха. Общее количество АГ в нём составило 99%.

  1. Биологический эксперимент

    1. Применение на животных

Перед тем, как использовать на животных,  АГ диспергировали в воде с  помощью цифрового диспергатора IKA ULTRATURRAX® T 18 (Германия).

Крысы опытных групп получали АГ в течение месяца перорально через зонд в дозе 15 или 157 мг/кг.

Животные были разделены на шесть групп по 10 особей в каждой: 1 группа - контроль - животные, получавшие воду;

2 группа - животные, получавшие АГ в дозе 15 мг/кг МТ; 3 группа - животные, получавшие АГ в дозе 157 мг/кг МТ;

4 группа - стресс-контроль - животные, получавшие воду и подвергнутые стрессу; 5 группа - животные, получавшие АГ в дозе 15 мг/кг МТ и подвергнутые стрессу; 6 группа - животные, получавшие АГ в дозе 157 мг/кг МТ и подвергнутые стрессу.

Каждое животное получало 1 мл раствора АГ в нужной концентрации. Последняя доза была введена за 24 ч до окончания эксперимента.

  1. Процедура создания стрессовой ситуации

Крыс фиксировали в специальном пенале, оборудованном отверстиями для доступа воздуха, который регулировали под размер животного в положении на спине. Затем животное однократно оставляли обездвиженным течение 16 ч для создания острого иммобилизационного стресса (ОИС).

  1. Сбор образцов

Перед окончанием эксперимента до воздействия стресса было проведено определение массы тела (МТ) животных.

Крыс анестезировали интраперитонально тиопенталом натрия в дозе 60 мг/кг и умерщвляли декапитацией. Кровь на биохимические исследования брали при декапитации.

Головной мозг был направлен на гистологический анализ.

Желудок был извлечен, а затем его разрезали по большой кривизне, вывернули (слизистой оболочкой наружу), тщательно промыли физиологическим раствором и исследовали визуально — подсчитали количество поражений слизистой оболочки желудка.

У животных, подвергнутых стрессу, взвешивали надпочечники, селезенку и вилочковую железу. Для взвешенных органов относительную массу органа на 100 г МТ рассчитывали по формуле:

масса органа (г)/масса тела животного (г) x 100.

  1. Биохимический анализ

Активность каталазы изучали методом, описанным Аэби (1984); Девасагаям и др. (2003) разработали основу метода определения концентрации малонового диальдегида в эритроцитах и количества гемоглобина в эритроцитарной массе (ЭМ). Определение гематологических показателей проводили на гематологическом дифференциальном анализаторе «Mindray BC3000Plus» (Китай).

  1. Гистологическое исследование

Гистологические препараты готовили по стандартной схеме. Использовали методы окрашивания гематоксилином и эозином (Histopathology. Methods and Protocols, 2014 - Гистопатолгия. Методы и протоколы, 2014). Препараты исследовали с помощью светового микроскопа «ImejerZ2 Zeiss», оснащенного камерой «Carl Zeiss AxioCam HRс» (Германия).

Фотографии области CA3 гиппокампа были позже обработаны с помощью программы

ImageJ (версия 1.51 j1.8.0_112) для увеличения резкости и контрастности изображения. Результаты обработки контролировались визуально путём сравнения с исходным изображением. Клетки подсчитывали на площади 150 х 100 мкм. Для каждого животного было проанализировано не менее трех срезов.

  1. Статистический анализ

Статистическая обработка данных проводилась с помощью программы «Statistica 10.0». При описании данных приведены среднее значение (М), медиана (Mе), верхняя и нижняя квартиль (интервал 25–75%) (Scheff, 2016).

Для выявления закономерностей был проведен корреляционный анализ. Использовали коэффициент корреляции Кендалла (реализованный как корреляция тау Кендалла в программе Statistica) (Scheff, 2016). Поскольку те же данные использовались для проверки действия алкилглицеринов и стресса, требуемый уровень значимости должен быть не менее p = 0,025 (Hoffman, 2015). Корреляции рассчитывали отдельно для разных групп животных, подвергшихся стрессу и получавших препарат АГ в разных дозах.

Абсолютное значение коэффициента корреляции от 0 до 0,25 указывает на слабую взаимосвязь между исследуемыми параметрами, значение коэффициента от 0,26 до 0,74

указывает на взаимосвязь средней степени, а 0,75 - 1,0 означает сильную взаимосвязь. Положительный коэффициент корреляции указывает на прямую связь между переменными, в то время как отрицательный, наоборот, на обратную связь.

Для сравнения групп использовались U-тесты Краскела-Уоллиса и Манна-Уитни (Scheff, 2016). 3 - это минимальное количество сравнений, необходимых для того, чтобы заключить о характере изменения изучаемого признака в группе. Тогда уровень достоверности результатов U-теста Манна-Уитни с поправкой Бонферрони, используемой при множественных сравнениях, составит 0,017.

После первичной оценки, данные о стресс-индуцированных повреждениях слизистой оболочки желудка у подвергнутых стрессу животных сравнивали с данными о подвергнутых стрессу животных, получавших позднее АГ.


  1. Результаты

Количественное описание полученных результатов представлено на рисунках 2-6 и в дополнительных таблицах 1 и 2.

  1. Активность каталазы и концентрация малонового диальдегида

Была выявлена значимая умеренная отрицательная корреляция активности каталазы с воздействием ОИС (K = -0,46). Под влиянием стресса активность каталазы показывает значимую сильную положительную корреляцию с применяемой дозой АГ (дополнительная таблица 2), тогда как среди животных, не подвергавшихся воздействию ОИС (дополнительная таблица 1) корреляция не является значимой. Тест Краскела-Уоллиса подтвердил активность каталазы (дополнительная таблица 1; Н = 12,93, р = 0,024). Рисунок 2 наглядно демонстрирует выявленные закономерности. Очевидно, что активность каталазы снижается при стрессе и значительно повышается у животных, которые ранее получали АГ в дозе 157 мг/кг МТ, а затем подвергались ОИС. U-тест Манна-Уитни выявил значимость различий между крысами, получавшими АГ в дозе 157 мг/кг, и животными, получавшими препарат в той же дозе в условиях стресса (Z = -2,32, p = 0,016). Тест также показал значимые различия в активности каталазы крови у животных, получавших АГ в дозе 15 мг/кг и 157 мг/кг, а затем подвергшихся стрессу (р = 0,016).

Концентрация малонового диальдегида в эритроцитах не зависела в значительной степени от ОИС (K = - 0,3) или от приёма АГ (дополнительные таблицы 1 и 2), что может указывать на усиление антиоксидантной защиты организма при остром стрессе. Тест Краскела-Уоллиса также не выявил значимых различий между группами (дополнительная таблица 2). Однако наблюдалась тенденция к повышению уровня малонового диальдегида в зависимости от дозы АГ у крыс, не подвергавшихся стрессу.

  1. Уровень гемоглобина

В ходе исследования была выявлена значимая умеренная отрицательная корреляция между уровнем гемоглобина и воздействием ОИС (K = –0,59). Тест Краскела-Уоллиса также подтверждает значимость различий (Н = 12,12, p = 0,03) в концентрации гемоглобина в разных группах животных (дополнительная таблица 2). Рисунок 3 показывает, что уровень гемоглобина снижается в стрессовых группах; это снижение при стрессе можно объяснить кровотечением, сопровождающим образование повреждений слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта при стрессе и/или гемолизом.

На рисунке также отражена четкая тенденция к повышению уровня гемоглобина после

введения АГ в дозе 157 мг/кг МТ. Однако, согласно U-критерию Манна-Уитни, разница между животными, получавшими препарат АГ в дозах 15 мг/кг и 157 мг/кг, не достигает статистически значимого уровня (р = 0,34). Это увеличение соответствует литературным данным о более высоких уровнях эритроцитов и гемоглобина у свиноматок после приема жира печени акулы (Mitre et al, 2005), а также о большем количестве эритроцитов, тромбоцитов и лимфоцитов и о более высоком уровне гемоглобина у крыс после применения АГ в дозе 0,4 г/кг МТ в течение месяца (Karaman et al., 2013). В нашем исследовании доза была почти в три раза (2,5) ниже, поэтому мы можем сделать вывод, что эффект был дозозависимым, или, вероятно, требовалось больше времени для накопления препарата в организме животного. Уровни эритроцитов и гемоглобина являются важными компонентами адаптации к гипоксии (Sinex & Chapman, 2015), поэтому данный эффект препарата следует рассматривать как адаптогенный.

  1. Масса тела

МТ показывает статистически значимую умеренную отрицательную корреляцию с дозой препарата (дополнительная таблица 1). Тест Краскела-Уоллиса подтвердил значимые различия в массе тела между группами животных, получавших АГ в разных дозах, и тех, которые не получали АГ (Н = 13,9, p = 0,001). U-тест Манна-Уитни не показал различий между интактными животными и животными, получавшими АГ в дозе 15 мг/кг. Напротив, масса тела животных, получавших АГ в дозе 157 мг/кг, значимо отличалась от МТ как крыс интактной группы (Z = 3,28, p = 0,00018), так и от животных, получавших АГ в дозе 15 мг/кг (Z = 2,93, p = 0,0016). На рис. 4 показано, что МТ снизилась в группе, получавшей АГ в дозе 157 мг/кг МТ.

  1. Стресс-индуцированные поражения слизистой желудка

У животных, не подвергнутых стрессу, поражения слизистой оболочки желудка не наблюдались. Применение выбранной модели ОИС привело к появлению таких поражений у животных; такой факт хорошо известен по литературным данным (Selye, 1955). Появление

поражений слизистой оболочки желудка в наших экспериментах на крысах свидетельствует об пригодности выбранной модели стресса. Объем повреждений слизистой оболочки желудка показал статистически значимую сильную положительную корреляцию с ОИС (K = 0,96) и значимую умеренную отрицательную корреляцию при введении АГ до воздействия ОИС (дополнительная таблица 2). У животных, получавших АГ, поражения слизистой оболочки желудка, вызванные стрессом, встречались реже, чем в контрольной группе, что подтверждается U-тестом Манна-Уитни (Z = 2,03, p = 0,036). Можно сделать вывод, что АГ, даже в дозе 15 мг/кг, показывают противоязвенный эффект.

  1. Надпочечные железы и лимфоидные органы

Под действием стресса масса надпочечников (как относительная, так и абсолютная) показала положительную корреляцию с дозой препарата, что согласуется с данными Селье (1955). Эта корреляция была сильной для индекса надпочечников (дополнительная таблица 2). Этот индекс (рис. 5) был выше у животных, которые получали АГ до того, как подверглись ОИС. Тест Краскела-Уоллиса подтвердил значимые различия для надпочечников (Н = 9,08, p = 0,01). U-критерий Манна-Уитни также выявил значимые различия между животными, которые получали АГ в дозе 15 и 157 мг/кг соответственно, а затем подвергались стрессу (Z = -2,32, p = 0,016).

В ходе нашего исследования не было выявлено статистически значимого влияния доз АГ на массу тимуса и селезенки у животных, подвергшихся воздействию ОИС (дополнительная таблица 2). Однако наблюдалась тенденция к восстановлению индекса тимуса (дополнительная таблица 2).

  1. Гиппокамп

Количество клеток в области CA3 гиппокампа значимо не зависело ни от ОИС (K = 0,3), ни от дозы препарата АГ (дополнительные таблицы 1 и 2). Однако в контрольной группе было выявлено животное со сниженным количеством клеток (≤ 10) на двух срезах (дополнительный рисунок 1-A). У этого животного наблюдалась область, в которой количество клеток было визуально уменьшено, и их среднее количество составляло 13,8. В группе животных, получавших АГ в дозе 15 мг/кг массы тела и затем подвергнутых стрессу, количество клеток в области СА3 одной из крыс варьировало от 12 до 14, а среднее количество клеток составляло 13 (дополнительный рисунок 1-B). Для наглядного сравнения мы привели фотографию области СА3 гиппокампа животного из интактной контрольной группы (дополнительный рисунок 1-C).


  1. Обсуждения

Оксидативный стресс считается важной составляющей   различных   заболеваний,

включая сердечно-сосудистые, неврологические и психические расстройства ((Aschbacher et al., 2013; Frijhof et al, 2015), таких как большой депрессивный эпизод (Lindqvist D. et al, 2017).

При оксидативном стрессе изменения трансмембранного потенциала митохондрий и проницаемость (или разрыв) внешней мембраны приводят к высвобождению цитохрома с. Цитохром c обладает высоким окислительно-восстановительным потенциалом (+260 мВ) и компактной третичной структурой, содержащей ковалентно связанное гемовое железо. При взаимодействии с отрицательно заряженными фосфолипидами, особенно кардиолипином, цитохром c претерпевает конформационные изменения с последующим смещением аксиального Met-80, что сопровождается резким снижением его окислительно-восстановительного потенциала до –400 мВ. Кардиолипинактивированный цитохром с (или плазмалогеназа) катализирует активированное окислением гидролитическое расщепление винилэфирной связи плазменилхолина и плазменилэтаноламина в присутствии перекиси водорода (H2O2). Продуктами реакции являются 2-ациллизофосфолипиды и высокореакционные α-гидрокси жирные альдегиды (Jenkins et al., 2018).

Кроме того, повышение уровней β-амилоида (Aβ), связанное с болезнью Альцгеймера, способствует оксидативному стрессу в головном мозге, приводящему к потере пероксисомальной функции. Это, в свою очередь, снижает активность алкилглицеронфосфатсинтазы (AGPS - скорость-лимитирующий фермент синтеза эфирных липидов) и в конечном счёте снижает уровни плазмалогенов (Dean & Lodhi, 2018).

Вызванные шоком острые поражения слизистой оболочки желудка (стрессовые язвы) объясняются многими факторами, включая повышенную кислотность желудка, нарушение секреции слизи желудка и аномальную проницаемость слизистой оболочки для ионов водорода, фактор некроза опухоли (TNF)-α, вызванной стрессом, интерлейкин (IL)-1β, цитокин-индуцированные хемоаттрактанты нейтрофилов и другие вещества, связанные с воспалением. Более того, хорошо задокументирован факт, что присутствие солей желчных кислот в желудке в условиях шока делает слизистую оболочку более уязвимой для стресс-индуцированных язв (Menguy & Masters, 1974; Jia et al., 2007).

Слизистая желудка богата пероксисомами и плазмалогенами, эфирная связь синтезируется в пероксисомах (Abugila et al., 1995). Однако, как уже упоминалось ранее, оксидативный стресс приводит к падению уровня плазмалогенов во всех тканях организма, поэтому было бы разумно рассматривать этот процесс как первичный этап развития язвы желудка именно в условиях острого стресса, наряду с описанными выше причинами.

Хорошо известно, что АГ, поступающие с пищей, являются прекурсорами в биосинтезе плазмалогенов, они позволяют миновать стадию образования простой эфирной связи в

пероксисомах (Watschinger & Werner, 2013). Ранее было показано, что диета, обогащенная АГ, приводит к увеличению уровня плазмалогенов в эритроцитах, почках, печени и сердце у мышей дикого типа и у мышей, испытывающих дефицит фосфолипидов с простой эфирной связью (Brites et al., 2011). Эти плазмалогены являются антиоксидантами (Zoeller et al., 1988) и участвуют в связывании активных форм кислорода (Skaff et al., 2008). Механизм антиоксидантного действия плазмалогена зависит от того факта, что простая винилэфирная связь имеет относительно низкую энергию разрыва и окисляется различными свободными радикалами и активными формами кислорода (Broniec et al., 2011). Таким образом, АГ повышают уровень плазмалогенов и косвенно способствуют защите клеток от липопероксидации.

Эндогенные антиоксидантные ферменты, такие как каталаза, глутатионпероксидаза и супероксиддисмутаза, играют ведущую роль в системе ферментативной антиоксидантной защиты от оксидативного стресса за счёт нейтрализации активных форм кислорода. Оиши и Мачида (2002) пришли к выводу, что на антиоксидантное состояние периферических тканей влияет иммобилизационный стресс, и что у крыс есть тканеспецифичные механизмы, регулирующие антиоксидантные ферменты.

Значительное снижение активности каталазы в эритроцитах в ответ на иммобилизационный стресс указывает на увеличение скорости липопероксидации (Gumuslu et al., 2002). В группах, ранее получавших АГ в дозе 157 мг/кг, наблюдается восстановление активности каталазы до значений контрольной группы и выше, что подтверждает антиоксидантную активность АГ. Это хорошо соответствует данным, полученным Караманом с соавторами (2013), установившим, что АГ улучшают окислительно-восстановительный статус при экспериментальной дислипидемии за счет повышения уровня каталазы.

В нашем исследовании реакция надпочечников на ОИС была сильнее у крыс, получавших АГ в дозе 157 мг/кг до того, как они подверглись стрессу.

Также можно предположить, что введение АГ косвенно влияет на уменьшение массы тела, воздействуя на надпочечники или вызывая перераспределение липидов в зависимости от текущего состояния метаболизма.

Эффективность лечения АГ зависит от дозы, при этом защитное действие на слизистую желудка наблюдается при дозе 15 мг/кг МТ; доза 157 мг АГ /кг МТ привела к возрастанию активности каталазы и увеличению веса надпочечников при стрессе, а доза выше 157 мг/кг МТ была необходима для того, чтобы вызвать значительное повышение уровня гемоглобина и, предположительно, восстановление веса селезенки.

  1. Выводы и перспективы

Основываясь на полученных результатах, мы можем заключить, что алкилглицериновые эфиры обладают следующими эффектами:

  1. Антиоксидантное действие;

  2. Противоязвенное действие; и

  3. Улучшение процесса кроветворения и стимуляция иммунитета (по литературным данным).

Таким образом, представленные данные свидетельствуют о том, что АГ способствуют активации надпочечных желез при остром стрессе. В то же время АГ нивелируют многие негативные последствия стрессовых состояний и способствуют восстановлению оксидативного статуса, синтезу гемоглобина и подавлению процесса образования язв желудка. Хотя наше исследование является первой попыткой изучения антистрессового действия АГ, и данные, полученные путем наблюдений, требуют дальнейшего изучения механизма действия АГ, полученные результаты показывают - будущие исследования выглядят весьма многообещающими. Возможно, АГ помогут спортсменам добиться высоких результатов. А также АГ могут быть полезны в комплексной терапии поражений желудка, двенадцатиперстной кишки и язв другой этиологии.


Благодарности

Мы выражаем благодарность И.А. Барсеговой за помощь в подготовке данного манускрипта к публикации, Ю.К. Денисенко за его содействие в биохимическом анализе, Е.И. Дроботу и В.В. Чайке за участие в морфологических исследованиях.


Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.



Финансирование

Гистологические исследования поддерживались Российским Научным Фондом (проект

№14-50-00034).



Использованная литература


Таблица 1. Состав АГ после двукратной кристаллизации.



Алкильная цепь

Состав АГ

Тривиальное название

C14:0a

1.44±0,21b


C16:0

95.03±0,05

химиловый спирт

C18:0

3.53±0,26

батиловый спирт

Σsat

100


Σunsat

0




sat - насыщенные АГ, unsat - ненасыщенные АГ;

a - указана длина цепи и наличие двойной связи в алкильной цепи АГ;

b - средний вес %± стандартное отклонение (n=5).



Рисунок 1. Химическая структура алкилглицеринов.

A - химиловый спирт, B - батиловый спирт

Рисунок 2. Активность каталазы

- Ме, - 25 - 75%, - диапазон без введения, Корреляция Кендалла K = 0,78 (группа, подвергнутая стрессу);

Тест Краскала-Уоллиса p = 0,024

U-критерий Манна-Уитни (группа, подвергнутая стрессу, АГ 15 мг/кг - группа, подвергнутая стрессу, АГ 157 мг/кг) p = 0,016 (** - истинное)


Рисунок 3. Уровень гемоглобина

- Ме, - 25-75%, - диапазон без введения, - предел Тест Краскала-Уоллиса p = 0,03

Рисунок 4. Масса тела

- Ме, - 25 - 75%, - диапазон без введения, - выбросы Корреляция Кендалла K = -0,53;

Тест Краскала-Уоллиса p = 0,001

U-критерий Манна-Уитни (контрольная группа - АГ 157 мг/кг) p = 0,016 (** - истинное)



Рисунок 5. Индекс надпочечников

- Ме, - 25 - 75%, - диапазон без введения Корреляция Кендалла K = 0,81; Тест Краскала-Уоллиса p = 0,01

U-критерий Манна-Уитни (группа, подвергнутая стрессу, АГ 15 мг/кг - группа, подвергнутая стрессу, АГ 157 мг/кг) p = 0,016 (** - истинное)

Дополнительные материалы



Дополнительная Таблица 1. Влияние различных доз АГ на состояние подопытных животных.

Дополнительная Таблица 2. Влияние АГ на крыс при остром иммобилизационном стрессе.

Дополнительный Рисунок 1. СА3 область гиппокампа крыс, подвергшихся стрессу ограничения и получавших АГ.


Дополнительная Таблица 1

Влияние различных доз АГ на состояние подопытных животных.



Группа



Показатели

интактный контроль

АГ 15 мг/кг МТ

АГ 157 мг/кг МТ

K

Тест

Ме

2-75 %

Ме

25-75 %

Ме

25-75 %

активность каталазы (ммоль/(мин.*1))









малоновый диальдегид (мкмоль/л)









гемоглобин (г/л)









масса тела (г)









поражения слизистой оболочки желудка









количество клеток зоны CA3 гиппокампа











K - коэффициент корреляции Кендалла; * - значимые значения, p < 0,025; H - тест Краскала-Уоллиса

Дополнительная Таблица 2

Влияние АГ на крыс при остром иммобилизационном стрессе.



Группа



Показатели

стресс-контроль

АГ 15 мг/кг МТ

АГ 157 мг/кг МТ

K

Тест

Ме

2-75 %

Ме

25-75 %

Ме

25-75 %

активность каталазы (ммоль/(мин.*1))









малоновый диальдегид (мкмоль/л(









гемоглобин (г/л)









поражения слизистой оболочки желудка









масса селезенки (г)









индекс селезенки









масса надпочечников (г)









индекс надпочечников









масса тимуса (г)









индекс тимуса









количество клеток зоны CA3 гиппокампа











K - коэффициент корреляции Кендалла; * - значимые значения, p < 0,025; H - тест Краскала-Уоллиса

Z - U-критерий Манна-Уитни

Дополнительный Рисунок 1



СА3 область гиппокампа крыс, подвергшихся стрессу ограничения и получавших АГ


Количество клеток в области СА3 гиппокампа не зависело в значимой степени от дозы препарата АГ. Значения теста Краскала-Уоллиса Н = 3,16; р = 0,68. Однако у отдельных животных наблюдались изменения в количестве клеток.

А). Гиппокамп. Область CA3. Стресс-контрольная группа. Микрофотография, увелич. × 100. Зона с уменьшенным количеством нейронов обозначена стрелкой.

Б). Область CA3 гиппокампа. Группа, подвергнутая стрессу и получавшая АГ в дозе 15 мг/кг.

Микрофотография, увелич. × 100. Количество клеток в среднем уменьшено.

C). Область CA3 гиппокампа. Контроль. Микрофотография, увелич. × 100.